НИКТО НЕ ДОЛЖЕН БЫТЬ ЗАБЫТ!

01.05.2021

Мы предлагаем вниманию читателей исследовательский материал Ирины Михайловны Ивановой, учителя Пушкинской школы №2, руководителя театра «Родники». Хочу такой сайт

На рабочем столе моего компьютера самой востребованной с недавнего времени стала папка «Красный онежец». Она пополняется новыми документами, я охотно делюсь ими с людьми, а папка всё набирает в весе. И вот я задумалась: кому ещё рассказать, с кем поделиться, чтобы найти всех? Помочь может телевидение или центральная газета. Ведь люди, которых ищу, могут жить в Петрозаводске или Хабаровске, Санкт-Петербурге или в сибирской глубинке. Ищу не для себя. А может, для себя, своих учеников, их родителей, для всех нас…
Я много лет преподаю историю, мне не чужда творческая мысль, она и сподвигла к созданию в школе театра. Теперь это уже стало частью моей жизни, сделала два выпуска школьных театралов, полюбивших русскую классику благодаря театру.
И вот однажды мне показали рассказ «Сынок, выкопай меня!» нашего местного поисковика Карена Агамирзоева. Не хочу ли я поставить спектакль? История реальная, очень тяжёлая. Поисковики примерно в 40 км от нашего города в лесу обнаружили останки 4-х бойцов времён ВОВ. Карен Михайлович провёл огромную исследовательскую работу и установил, что это партизаны отряда «Красный онежец», погибшие в бою с финнами 25 июня 1943 года. Сюжет рассказа состоит в том, что поисковики в лесу слышат голоса погибших партизан, которые рассказывают о себе и просят выкопать всех и похоронить по-человечески. Как установил Карен Михайлович, в том бою погибло 11 человек.
История, на первый взгляд, не для детского восприятия. Я сказала себе: нет, не знаю, как можно рассказать об этом подросткам, не нанеся возможного вреда их нежной психике. Но, как это часто бывает, мысль уже поселилась в голове, потом стала идеей, а через год сценарием спектакля. Так в 2016 году мы с ребятами поставили двадцатиминутный спектакль «Сынок, выкопай меня!». Скажу честно, не могла и предположить, что реакция зала будет такой: гробовая тишина и слёзы. Причем слёзы подростков, кроме сообщений в социальных сетях, зачастую ничего больше не читающих, меня поразили больше всего. То, что эта история тронет взрослое поколение, вполне ожидаемо. И даже тогда я ещё не знала, что для школьного театра «Родники», показывавшего ученикам на сцене замечательные произведения Н. Гоголя, А. Пушкина, В. Соллогуба, А. Гайдара, эта короткая военная история станет началом «Театрального рейда». Так мы назвали свой проект, цель которого - показать спектакль в тех местах, где воевали партизаны «Красного онежца». Рассказать, назвать каждое имя, увековечить память героев.
Наш спектакль несколько лет подряд смотрят жители города, задают вопросы. Мы выезжали в деревню Вокнаволок, недалеко от которой произошёл бой, планируем поездки в другие посёлки и города Карелии. Вопросов много. Как историк, я хочу знать и понимать все. Поисковик Карен Михайлович дал почитать мемуары комсорга партизанского отряда Михаила Захарова. В 2011 году партизан был ещё жив, и Карен Михайлович встречался с ним в Петрозаводске.
Финские архивы – отдельная история. У них нет засекреченной информации, всё в свободном доступе. В наших руках оказались документы-протоколы боестолкновений с противником. Оказывается, финны предавали бумаге любое незначительное событие, записывая дату, время, фамилии, зарисовывая план местности, даже если в столкновении участвовало 5-6 человек. Благодаря сопоставлению финских и отечественных источников, мемуаров Михаила Захарова, мы представляем себе тот партизанский рейд и бой, ставший последним для 11 человек. Среди погибших были две восемнадцатилетние девушки. Этот бой был единственным в их короткой жизни. Финны их даже партизанами не посчитали. Читаем в их отчёте: «В бою убито 9 партизан и 2 женщины».
Эта история заслуживает экранизации. Она во многом напоминает сюжет культового советского фильма «А зори здесь тихие». И видеоряд был бы такой же: карельские валуны, белые июньские ночи да нехоженые тропы вокруг болот. И если бы не пара оплошностей и случайностей, все были бы живы. Но так не бывает. Они остались там, на этой неприметной сопке, хотя официально числятся захороненными в братской могиле на военном кладбище в Калевале. Кого из героев подняли поисковики, теперь установить невозможно. Судя по останкам, одни принадлежат маленькой хрупкой девушке. Это или Антонина Падарина, или Александра Расторопова. Для нас они просто Тоня и Шура.
Итак, началось исследование и поиск потомков. Их найти нужно обязательно. Вполне возможно, внуки и правнуки своих великих дедов знают только то, что они погибли. Связь поколений не должна прерваться, и память о героических предках – это наш генетический код, я в этом убеждена. Карен Михайлович получил из Национального Архива Республики Карелия списки партизан с указанием дат и мест рождения. Это отправная точка для меня.
Карен Михайлович нашёл внучку Большакова Дмитрия Ивановича, командира группы. Елена Игоревна Графская с семьёй проживает в Москве. Они долгое время пытались узнать хоть какую-то информацию о Дмитрии Ивановиче. После войны к вдове партизана приезжал его сослуживец и рассказывал, что командир был зверски замучен финнами. Это все сведения, имевшиеся у семьи. Елена Игоревна с благодарностью пишет поисковику: «Мы все очень впечатлены Вашим рассказом «Сынок, выкопай меня!». Пронзительно! Мы читали и плакали. Посмотрели спектакль, поставленный школьниками. Молодцы, ребята! Настоящие патриоты нашей Родины! Так всё искренне и по-настоящему...Очень хочу обнять того парня, который сыграл моего деда. Спасибо им огромное! Спасибо их родителям, учителям, которые вырастили и воспитали Настоящих Людей. Именно так, с большой буквы».
Сын героя Игорь Дмитриевич не дожил до этих дней, но с Еленой Игоревной мы теперь держим связь. Она предоставила нам довоенные фотографии своего деда, даже фото его охотничьей собаки. А главное, она, как и мы, теперь знает все подробности последнего дня жизни её деда. Это очень важно для каждой семьи. В финском отчёте о сражении сказано, что один раненый партизан был взят в плен. Он был в таком состоянии, что не мог говорить. После несостоявшегося допроса он умер. Так пишет финский командир, но скорее всего, они пытали и убили героя. Возможно, это и был Дмитрий Иванович Большаков. Михаил Захаров пишет, что Большаков погиб одним из первых. Возможно, это было тяжёлое ранение, а затем смерть от пыток.
Ведя переписку с Еленой Игоревной, я ещё больше убеждаюсь, что надо найти родственников всех наших героев. Обсуждаю это с ребятами. Одна из артисток-старшеклассниц Ира Бондарик взялась за поиски в Интернете. Оказалось, что многих деревень, откуда были родом партизаны-онежцы, уже нет на карте, в другом случае районы переданы из одной области в другу. Но появились и первые результаты. Ира предоставила нам наградные листы Евгения Щипакина, Ивана Ямщикова, Ивана Курова и Якова Котрехова. Оказывается, за два года партизанской войны эти молодые ребята стали настоящими героями.
Школьников поразило упоминание деревень, расположенных вокруг нашего города, в которых партизаны уничтожали финские гарнизоны, взрывали мосты, повреждали линии проводов, захватывали в плен вражеских офицеров, а из ручного пулемёта смогли сбить немецкий самолёт. Партизаны были награждены орденами и медалями.
Об этом надо рассказывать людям. В 2020 году нас пригласили на местное радио. Ира Бондарик, исполнительница роли Тони Падариной, поделилась своими эмоциями: «Когда я лежала «убитая», я думала, что мне, как и Тоне, 18 лет. Я едва сдерживала слезы. Как это – погибнуть в 18 лет?!» Я думаю, эти слёзы и есть лекарство для будущих поколений от чёрствости и равнодушия. В условиях пандемии все сидели в своих квартирах, не имея возможности в День Победы выйти на площади, сходить в театр, пройти в Бессмертном полку с дорогими сердцу фотографиями. И мы записали аудио спектакль «Сопка не безымянная». Его разместили в социальных сетях, а 22 июня он прозвучал через динамики прямо у мемориала «Памятник павшим героям».
К этому моменту Карен Михайлович, который стал консультантом нашего проекта, получил из Национального Архива Карелии фотографию Антонины Падариной. Совсем юная и очень красивая девушка, она не отпускает. Тоня не успела оставить после себя детей, но есть мы, и мы продолжаем поиск. Вскоре в нашей папке появились фотографии разведчика Бориса Барбосова, Ивана Курова, Шуры Растороповой, Михаила Кулешова и А.С. Старостина. А.С. Старостин не погиб в том бою, но был его участником.
Теперь мы подготовили и разослали письма в администрации районов, откуда были родом наши партизаны. Эти же обращения разместили в социальных сетях. Отдаю должное Его Величеству Интернету. Сколько людей откликнулось из разных уголков нашей Родины! Пишут поисковики, журналисты, представители администраций, земляки партизан.
По крупицам собирается информация, я делюсь ею не только со своими ребятами, но и с добровольными помощниками. По запросу администрации мною отправлена статья в Спас-Деменский район Смоленской области о МИХАИЛЕ КУЛЕШОВЕ. Слово «чиновник» перестало для меня быть сухим и нарицательным. В администрации Спас-Деменского района работают не просто профессионалы, а Люди с большой буквы. Они подняли архивы, рассказали обо всех известных им Кулешовых, задавали мне вопросы о партизанской войне в Карелии и о конкретном интересующем нас бое. По указанному ими адресу мною направлено письмо в Киев. Жду ответ.
Журналисты Невельского района Псковской области опубликовали мою статью и сделали всё возможное, чтобы отыскать родных разведчика БОРИСА БАРБОСОВА. Интересуются результатами поиска. Отозвалась, предположительно, внучатая племянница партизана. Девушка обратилась в местный архив для уточнения своей родословной. А, ведь, есть основания считать, что останки одного из погибших, компас и затвор от винтовки, найденные Кареном Михайловичем, принадлежат Борису Барбосову.
В феврале этого года раздался звонок. Женский голос: «Я точно знаю, что жива сестра ШУРЫ РАСТОРОПОВОЙ. У Шуры есть племянники. Скоро вам позвонят». Можно представить, как я ждала звонка, и вот уже другой женский голос, взволнованный: «Я племянница Шурочки Растороповой». Так началась моя дружба с Наталией Алексеевной Растороповой. Без преувеличения могу сказать, что общаемся как сёстры. Были и слёзы, и стихи, написанные ею под впечатлением от полученной информации. Это неудивительно, ведь, семья получила известие, что Шура без вести пропала. Больше никаких вестей. Жива родная сестра Шуры, Валентина Георгиевна. Ей 91 год, живут с семьёй в Кронштадте. Я разговаривала и с ней, отправила ей письмом подробное описание событий, приведших к гибели Шуры. Я знаю теперь, каким человеком была Шура, как она хотела воевать, а её не брали по возрасту. В мае 1943 года ей исполнилось 18, и она была зачислена в партизанский отряд. Наталия Алексеевна говорит: «Для нас наша Шурочка, как Зоя Космодемьянская. Мы очень гордимся ею». Ещё одним без вести пропавшим стало меньше.
ТОНЯ ПАДАРИНА до войны жила в небольшой карельской деревне Северная в Заонежье. Сейчас деревни уже нет, но я знаю, что в Петрозаводске есть родственники Тони. Я очень хочу, чтобы отозвалась Ольга Александрова. Она указывала ранее в социальных сетях, что её мама Анна Егоровна Падарина родом из этой деревни. Возможно, Анна Егоровна – сестра Антонины. Отозвался дальний родственник Антонины Падариной. Мы узнали теперь, что один из братьев её отца был репрессирован в 1938 году. А двоюродный брат Тони Пётр, ровесник, погиб в Польше за несколько дней до победы и похоронен в Кракове у костёла.
АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ НИКИТИН, родом из Оланги, что на севере Карелии. Работник библиотеки из Кестеньги Марина Пявина подключилась к поиску, ей помогла работник Национального Архива Полина Воронина. Оказывается, в роду Андрея Никитина была известная рунопевица Марина Такало. Во время гражданской войны она ушла в Финляндию. Профессор Хельсингского университета занимался творчеством Марины и написал несколько книг. В одной из книг есть родословная Марины Такало, и там значится некий Василий, у которого был сын Андрей. Он перед войной работал учителем в селе Лехта Тунгудского района (сейчас эта территория в составе Беломорского района). Его жена Никитина Клавдия Ивановна находилась в эвакуации в Убинском районе Новосибирской области. А мы знаем, что именно в Лехте базировался партизанский отряд «Красный онежец» и оттуда партизаны шли через линию фронта, чтобы выполнять боевые задания. Очень рассчитываем на то, что отзовутся внуки и правнуки героя.
ЯКОВ АЛЕКСАНДРОВИЧ КОТРЕХОВ родился в деревне Леушинская Архангельской области. Из архива Шенкурского района мы получили справку, из которой узнали, что у Якова было ещё два брата и сестра. Два брата погибли. А прямые потомки Якова Александровича нашлись в социальных сетях. Так мы установили контакты с внучками героя. Оказывается, у нашего героя было три сына. Судьба двоих нам неизвестна, а вот две дочери и сын Валентина Яковлевича интересовались судьбой героического деда, не так давно узнали, что он похоронен в Калевале, побывали на его могиле. А от нас узнали о том, как погиб их дед, о его награде. На днях мне написал ещё один из возможных родственников Якова Александровича. Его дед, скорее всего, был двоюродным братом погибшего партизана.
ЩИПАКИН ЕВГЕНИЙ АНДРЕЕВИЧ, 1913 г.р. из деревни Резоватово, что в Мордовии. Размещение нашего обращения в социальных сетях дало большой отклик. Я отправила статью в газету Ичалковского района по просьбе редактора. Затем меня попросили снять видеообращение для показа по Мордовскому телевидению. Просьба нами была выполнена, теперь надеемся на положительный результат. Но Евгений Щипакин пришёл в отряд «Красный онежец» по направлению Кировской железной дороги. Возможно, его семья проживает в Карелии или другом регионе.
На сегодняшний день мы не имеем сведений о потомках ЯМЩИКОВА ИВАНА ЕФИМОВИЧА, 1911 г.р. Он родом из Петрозаводска. Нет положительного результата и в поиске родных Курова Ивана Степановича, 1911 г.р. из Тверской области. Ещё один герой пока нам известен только по имени и фамилии. Это ВАРНАФ ГЕОРГИЕВИЧ СИНИЦЫН.
Мой рассказ был бы неполным, если б я не упомянула о МАШЕ РОЖЕНОК. Это интересная история героизма и любви, родившейся в партизанских буднях, но пронесённой через всю жизнь. Маша была родом из украинского села Воробьёвка, что на Черниговщине. В отряде «Красный онежец» заместителем командира был её брат Ефим Денисович. Мария Денисовна указана в списках и под второй фамилией – Ларюшкина. Я уверена, что она вышла замуж за ЛАРЮШКИНА ЛЕОНИДА ЯКОВЛЕВИЧА. Они ровесники, Леонид был в отряде помощником командира по политической работе. Я изучила биографию обоих героев и знаю, что после освобождения Карелии они вступили в действующую армию.
Мария Денисовна закончила войну в Чехословакии, за подвиги награждена орденом «Красной Звезды». Леонид имеет много наград, дважды награждался орденом «Красной Звезды», воевал с Японией, уволился из армии только в 1955 году. Я ищу их внуков и правнуков. Мария дружила с Шурой и Тоней, они вместе были в том походе. Но когда отряд разделился на группы, Маша ушла выполнять другое задание и осталась жива.
Мой подробный рассказ обращён к потомкам наших героев. Отзовитесь! Просто читатели, наши зрители и слушатели, запомните их имена! Я благодарю всех, кто оказывает нам помощь. Никто не должен быть забыт!
Ирина Иванова, руководитель театра «Родники» школы №2 им. А.С.Пушкина.
Архивное фото из Краеведческий клуб г. Сортавала клуб г. Сортавала
Фото спектакля смотрите здесь: https://vk.com/irimm?z=photo31336835_457242268/album3..

Наверх
На сайте используются файлы cookie. Продолжая использование сайта, вы соглашаетесь на обработку своих персональных данных. Подробности об обработке ваших данных — в политике конфиденциальности.

Внимание

Перейти в раздел
Дистанционное обучение.

Перейти

Функционал «Мастер заполнения» недоступен с мобильных устройств.
Пожалуйста, воспользуйтесь персональным компьютером для редактирования информации в «Мастере заполнения».